Роль толпы биржевиков в формировании курсов

БИРЖЕВАЯ ИГРА

Биржевая игра очень сложна, она требует особой концентрации и незаурядных способностей. Каждый, кто вступает в нее, несет на себе огромный риск либо выиграть многое, либо проиграть все. С такой психологической нагрузкой, как "все потерять" лишь немногие из биржевиков способны хладнокровно и осознанно принимать решения, отдавая приказы на вход и выход из сделки. 

Как показывает статистика, только десять человек из ста способны вести себя подобным образом, именно их принято относить к классу профессионалов, к настоящим быкам или медведям. Остальные девяносто из ста относятся к классу сомневающихся и колеблющихся игроков. 

ОГРОМНЫЙ РИСК

Огромный риск, сваливающийся на плечи этих биржевиков, приводит к тому, что они не находят сил самостоятельно оценить рынок и принять решение. Эти биржевики испытывают страх от того, что цены, над которыми они бессильны, пойдут в нежелательном направлении, и уменьшат ценность их позиций.

Благодаря этому страху и неопрделенности, которую они не в состоянии разрешить, они в силу инстинкта самосохранения, принимают бессознательные действия. Эти биржевики примыкают к толпе, которая ведет себя агрессивно, чем показывает силу, находят для себя лидера или гуру, который за них принимает необходимые решения. 

По мнению одного из первых психологов масс Гюстава Лебона, элементы бессознательного, образующие душу группы, в данном случае биржевиков, именно и являются причиной сходства индивидов этой группы, отличающихся друг от друга главным образом элементами сознательного: воспитанием или исключительной наследственностью. 

Самые несхожие между собой по своему уму люди, играющие на бирже, могут обладать одинаковыми страстями, инстинктами и чувствами; и во всем, что касается чувства страха, инстинкта самосохранения, люди самые знаменитые только очень редко возвышаются над уровнем самых обыкновенных индивидов. 

Между двумя биржевиками, получившими разное образование: докторскую степень и неполное среднеее образование может существовать целая проапсть с точки зрения интеллектуальной жизни, но с точки зрения характера между ними не замечается никакой разницы. 

Эти общие качества характера, управляемые бессознательным началом и существующие в почти одинаковой степени у большинства нормальных людей, соединяются вместе в толпе. В коллективной душе интеллектуальные способности индивидов и их индивидуалистичность исчезают; разнородное уступает в однородном, и берут верх бессознательные качества. 

Такое именно соединение заурядных качеств в толпе и объясняет, почему толпа никогда не может выполнять действия, требующие возвышенного ума. 

Решения, касающихся общих интересов, принятые собранием даже знаменитых биржевиков, мало все-таки отличается от решений, принятых собранием глупцов, так как и в том и в другом случае соединяются не какие-нибудь выдающиеся качества, а только заурядные, встречающиеся у всех. В толпе может происходить накопление только глупости, а не ума. 

В толпе биржевиков появляются новые специальные черты, не характерные для отдельных биржевиков, входящих в ее состав. Эти новые черты обуславливаются различными причинами: 

  1. Первая из них заключатся в том, что биржевик в толпе приобретает, благодаря только численности, сознание непреодолимой силы, сознание того, что выбранное толпой состояние рынка в реальности именно таким и является. Это сознание дозволяет ему поддаваться таким инстинктам, которым он никогда не дает волю, когда бывает один. В толпе же он менее склонен обуздывать эти инстинкты, соблюдать контроль над позицией, придерживаться заранее предусмотренного плана по входу и выходу из сделки. Чувство ответственности, часто сдерживающее отдельных биржевиков, совершенно исчезает в толпе. 
  2. Вторая причинаѕ заразительность, также способствует образованию в толпе специальных свойств и определяет их направление. Заразительность представляет собой такое явление, которое легко узнать, но не объяснить, ее стоит причислить к разряду гипнотических явлений. В толпе всякое чувство, всякое действие заразительно. 

Так источником заразительности может стать яростная покупка или продажа какой-либо ценной бумаги небольшой группой биржевиков. В результате собравшиеся около биржевики, наблюдающие ход рынка по направлению с этой небольшой группой, присоединяются, покупая или продавая эту ценную бумагу, тем самым, не вдаваясь в истинные причины хода рынка, они присоединяются к толпе. Далее они еще сильнее поглощаются толпой и ведут себя аналогично толпе. 

Подобное поведение, однако, противоречит человеческой природе, и потому человек способен на него лишь тогда, когда он составляет частицу толпы. 

Однако, появление заразительности не требует одновременного присутствия нескольких индивидов в одном и том же месте; оно может проявлять свое действие и на расстоянии, под влиянием известных событий экономического, политического или какого-нибудь другого характера, ориентирующих направление мыслей в известном смысле и придающих ему специальную окраску, соответствующую толпе. 

Это заметно особенно в тех случаях, когда умы уже подготовлены заранее отдаленными факторами.

ЧЕЛОВЕК ТАК ЖЕ, КАК И ЖИВОТНОЕ, СКЛОНЕН К ПОДРАЖАНИЮ

Одним из проявлений заразы является подражание. "Человек так же, как и животное, склонен к подражанию; оно составляет для него потребность при условии, конечно если не обставлено затруднениями. Именно эта потребность и обуславливает могущественное влияние так называемой моды. Кто же посмеет не подчиниться ее власти, все равно, касается ли это мнений, идей, литературных произведений или же просто-напросто одежды?

Управляют толпой не при помощи аргументов, а при помощи образов. Во всякую эпоху существует не большое число индивидов, внушающих толпе свои действия, и бессознательная масса подражает им." Равно как и в повседневной жизни, биржевики склонны употреблять для анализа и принимать решения на основе недавно появившихся методов, но уже ставших модными благодаря лестным отзывам, нескольких хорошо известных на данный момент биржевиков.

  • Третья причина, и при том самая главная это восприимчивость к внушению; заразительность, о которой уже было написано, служит лишь следствием этой восприимчивости.

Различными способами можно привести индивида в такое состояние, когда у него исчезает сознательная личность, и он подчиняется всем внушениям лица, заставившего его прийти в это состояние, совершая по его приказанию поступки, часто совершенно противоречащие его личному характеру и привычкам. 

СОСТОЯНИЕ ЭАГИПНОТИЗИРОВАННОГО СУБЪЕКТА

Наблюдения указывают, что индивид, пробыв некоторое время среди действующей толпы, под влиянием ли токов, исходящих от этой толпы или каких-либо других причин, приходит скоро в такое состояние, которое очень напоминает состояние эагипнотизированного субъекта. 

Сознательная личность у загипнотизированного совершенно исчезает, так же как воля и рассудок, и все чувства и мысли направляются волей гипнотизера. 

Таково же приблизительно положение биржевика составляющего частицу одухотворенной толпы. Он уже не сознает своих поступков, и у него, как у загипнотизированного, одни способности исчезают другие же доходят до крайней степени напряжения. 

Под влиянием внушения такой биржевик будет совершать известные действия с неудержимой стремительностью; в толпе эта неудержимая стремительность будет проявляться с еще большей силой, так как влияние внушения, одинакового для всех, увеличивается путем взаимности. Люди, обладающие достаточно сильной индивидуальностью, чтобы противится внушению, в толпе слишком малочисленны, и поэтому не в состоянии бороться с течением. 

Самое большое, что они могут сделать,ѕ это отвлечь толпу посредством какого-нибудь нового внушения. Так, например, удачное слово или образ могут отвлечь толпу. 

ОБАЯНИЕ

Идеи, распространяемые путем утверждения, повторения и заразительности, обязаны своим могуществом главным образом таинственной силе, которую они приобретаютѕ обаянию. Биржевые гуру , подчинявшие и увлекавшие за собой биржевиков, господствовали над ним преимущественно благодаря этой непреодолимой силе, именуемой обаянием. 

Обаяние может слагаться из противоположных чувств, например, восхищения и страха. В основе обаяния действительно часто заложены эти чувства, но иногда оно существует и без них. В действительности обаяниеѕ это род господства какого-нибудь дела над умом индивида. Это господство парализует все критические способности индивида и наполняет его душу удивлением и почтением. 

Вызванное чувство необъяснимо, как и все чувства, но, вероятно, оно принадлежит к тому же порядку, к какому принадлежит очарование, овладевающее замагнитизированным субъектом. 

Главное свойство обаяния заключается в том, что оно не допускает видеть предметы в их настоящем виде и парализует всякие суждения. Толпа биржевиков, следующая за гуру, всегда, а отдельные биржевики довольно часто нуждаются в готовых мнениях относительно состояния рынка. Успех этих мнений совершенно не зависит от той частицы истины или заблуждения, которая в них заключается, а исключительно лишь от степени их обаяния. 

В происхождении обаяния участвуют многие факторы, и одним из самых главных был всегда успех.

Всякий человек, имеющий успех, всякая идея, завладевающая умами, уже на этом самом основании становятся недоступными никаким оспариваниям. 

Доказательством того, что успех составляет одну из главных основ обаяния, является одновременное исчезновение обаяния с исчезновением успеха. Гуру, за которого толпа превозносила только накануне, может быть на другой день осмеян ею, если его постигла неудача и его предсказания не оправдались. 

Реакция будет тем сильнее, чем больше было обаяние, чем больше толпа располагала к этому гуру. Толпа смотрит тогда на павшего гуру как на равного себе и мстит за то, что поклонялась прежде его превосходству, которого не признает теперь. 

Под влиянием неудачи обаяние исчезает внезапно.

Оно может прийти в упадок и вследствие оспаривания, но это совершается медленнее. Однако такой способ нарушения обаяния гораздо более действен. Обаяние, которое подвергается оспариваниям, уже перестает быть обаянием. Из этого следует вывод о том, что бы вызывать и продливать восхищение толпы ее нужно держать на известном расстоянии. 

Итак, исчезновение сознательной личности, преобладание личности бессознательной, одинаковое направление чувств и идей, определяемое внушением, и стремление превратить немедленно в действия внушенные идеиѕ вот главные черты, характеризующие биржевика в толпе. Он уже перестает быть самим собой и становится автоматом, у которой своей воли не существует. 

Блуждая всегда на границе бессознательного, легко подчиняясь всякому внушению и обладая буйными чувствами, свойственные тем существам, которые не могут подчинятся влиянию рассудка, толпа, лишенная всяких критических способностей, является чрезвычайно легковерной. 

Невероятное для нее не существует, и это надо помнить, так как этим объясняется та необычная легкость, с которой создаются и распространяются легенды и самые неправдоподобные рассказы. 

Образование легенд о чудодейственных гуру, легко распространяющихся в толпе, обуславливается не одним только ее легковерием, а также и теми искажениями, которые претерпевают события в воображении людей, собравшихся толпой. В глазах толпы самое простое событие быстро принимает совсем другие размеры. 

Толпа мыслит образами, и вызванный в ее воображении образ в свою очередь вызывает другие, не имеющие никакой логической связи с первым. Толпа совсем не отделяет субъективное от объективного; она считает реальными образы, вызванные в ее уме и зачастую имеющие лишь очень отдаленную связь с наблюдаемым ею фактом. 

Казалось бы, что искажения, которые претерпевает какое-нибудь событие в глазах толпы, должны иметь весьма разнообразный характер, потому что индивиды, составляющие толпу, обладают весьма различными темпераментами. Но этого не происходит. Под влиянием заразительности эти искажения имеют всегда одинаковый характер для индивидов. 

Первое искажение, созданное воображением гуру или воображением одного из биржевиков, служит ядром заразительного внушения, и передается остальным. Именно таким всегда является механизм всех коллективных галлюцинаций. 

Во всех случаях биржевых галлюцинаций источником внушения всегда является иллюзия, вызванная у одного какого-нибудь биржевого игрока более или менее смутными воспоминаниями, относительно предыдущих состояний рынка. Эта первоначальная иллюзия путем утверждения становится источником заразительности. 

Для впечатлительного человека достаточно бывает случайного незначительного сходства, какой-нибудь подробности, напоминающей другую ситуацию, чтобы ему показалось, что это именно и есть та самая ситуация. Вызванное представление становится, таким образом, ядром для дальнейшей кристаллизации, заполняющей всю область разума и парализующей всякие критические способности. 

Особый характер принимают чувства и настроения в толпе биржевиков, сильно отличающиеся от чувств и настроений отдельных биржевиков. Для толпы биржевиков свойственно одностороннее и преувеличенное восприятие окружающей действительности. В этом отношении, как и во многих других, индивид в толпе приближается к примитивным существам. 

Не замечая оттенков, он воспринимает все впечатления одним разом и не знает ни каких переходов. В толпе преувеличение чувства обуславливается еще и тем, что это самое чувство, распространяясь очень быстро посредством внушения и заразительности, вызывает всеобщее одобрение, которое и содействует в значительной степени увеличению его силы. Односторонность и преувеличение чувств толпы ведут к тому, что она не ведает ни сомнений, ни колебаний. 

ТОЛПА БИРЖЕВИКОВ СЛЕДУЕТ ЗА ГУРУ

Как уже было отмечено, толпа биржевиков во всех своих действиях следует за гуру, принимающим за них решения или опирается на комментарии некоторых преуспевающих биржевиков. Однако ни гуру рынка, изобретающие, по их мнению, гениальные способы анализа, ни всем известные биржевики не властны над рынком и ценой, биржевики заблуждаются, когда бессознательно полагаются на их прогнозы. Но понимают они это слишком поздно: тогда, когда рынок развернулся и двигается против них, и их счета неудержимо сокращаются. 

Из всего вышеизложенного можно сделать вывод о том, что каждая цена это есть сиюминутное соглашение о ценности рынка, достигнутое всеми участниками рынка, под которыми стоит понимать и тех кто придерживаясь определенного плана входит на рынок и тех, кто в силу своей слабости присоединяется к толпе, следующей предсказаниям гуру. 

Каждый из участников рынка высказывает свое мнение отдавая приказ о купле или продаже или отказавшись совершать сделку в данный момент. 

Каждый штрих на графике отражает результаты схватки между быками и медведями. Когда быки настроены особенно воинственно, они покупают активнее, толкая рынок вверх. Когда воинственнее медведи, они активнее продают, толкая рынок вниз. Каждая цена отражает действия или их отсутствие у всех биржевиков. Графикиѕ глазок в психологическое нутро толпы. Анализ графиковѕ это анализ поведения биржевиков. Технические индикаторы помогают сделать его более объективным. 

Рисунок в дополнение к вопросу о восприятии чужого мнения толпой биржевиков:

Роль толпы биржевиков в формировании курсов

Авторизуйтесь для добавления коментария

Вход