Филип Беннетт и разорение Refco


ГЕН МАХИНАЦИИ

Долги утянули на дно крупнейшего трейдера США. 

Америка смакует подробности громкого финансового скандала вокруг одного из крупнейших игроков на фьючерсном рынке - брокерской компании Refco. Ее СЕО Филип Беннетт, систематически подделывая финансовые документы, скрыл долги компании на сумму в $430 млн. 

В результате разоблачения Refco обанкротилась. Всего за два месяца до начала скандала компания вышла на IPO, теперь инвесторы, воодушевленно скупавшие ее бумаги, остались ни с чем. А на репутации уважаемых аудиторов, которые давно должны были бы выявить махинации Беннета, но почему-то этого не сделали, появилось очередное пятно. События вокруг банкротства Refco развиваются по знакомому сценарию: тот же путь недавно прошли корпорации Enron, Worldcom и Parmalat. 

КУРИЦА ПО-КОРЕЙСКИ

Стремительный коллапс Refco, спровоцированный грязными играми топ-менеджмента, привел в негодование ее бывшего владельца Томаса Диттмера, который основал компанию в 1969 году в партнерстве со своим отчимом Рэем Фридманом. По его словам, "остается только порадоваться тому, что Фридман скончался в прошлом году и не видит всего этого позора". Диттмер, впрочем, склонен приукрашивать раннюю историю компании. До того как Refco возглавил Беннетт, компания не раз вступала в конфликт с законом. Хотя в масштабах махинаций отцы-основатели уступали нынешнему руководству. 

Еще мальчиком Рэй Фридман начал помогать родителям закупать яйца и цыплят для их небольшой бакалейной лавки. Позже он вместе с родственниками жены основал небольшую фирму America Produce, специализирующуюся на оптовой торговле сельскохозяйственной продукцией. Бизнес развивался вполне успешно, но в 1952 году против Фридмана и трех его шуринов неожиданно завели уголовное дело. Их обвинили в фальсификации данных о сроке годности курятины, которую American Produce поставляла американским войскам, воевавшим в то время в Корее. 

Фридман понадеялся, что чистосердечное признание поможет ему избежать тюрьмы, и не стал отрицать своей вины. Ему не удалось отделаться штрафом - судья, который вел процесс, выбрал Фридмана в качестве козла отпущения и в назидание другим недобросовестным армейским поставщикам упек за решетку на пять лет. Его действия были квалифицированы как попытка отравить доблестных американских солдат, которые, рискуя жизнью, защищают мир от распространения коммунистической чумы. Как ни странно, шурины-партнеры при этом остались на свободе. 

Отсидев два года из положенного срока, незадачливый бизнесмен был условно-досрочно освобожден. На воле его ждали нищета и безработица. Вдобавок в его отсутствие жена вышла замуж за другого, а ее братья поделили между собой долю Фридмана в American Produce. 

ТЕ ЖЕ ЯЙЦА...

Некоторое время Фридман подрабатывал коммивояжером, без особого успеха пытаясь торговать галстуками. Затем вернулся в знакомую рыночную нишу и занялся перепродажей куриных яиц. Удача поджидала Рэя в маленьком придорожном ресторанчике, где во время одной из своих деловых поездок он познакомился с официанткой Эвелин Левайн. Энергичная и целеустремленная женщина не побоялась связать свою жизнь с бывшим заключенным и даже бросила ради него своего второго мужа. Сын Эвелин, Томас Диттмер, стал впоследствии компаньоном Рэя. 

У Эвелин были небольшие накопления, которые супруги решили вложить в новое дело. Впоследствии она часто шутила, что Рэй женился на ней только из-за денег. В действительности они оказались идеальной парой. "Вместе они были неудержимы, - вспоминает Диттмер. - Эти супруги представляли собой замечательную команду". Фридман начал торговать контрактами на поставки сельхозпродукции в помещении биржи крупного рогатого скота в Сиу-сити. Ее трейдеры вспоминают, что он обычно сидел на оранжевом ящике рядом с большой доской и записывал на ней мелом текущие котировки. Когда дело набрало обороты, Фридман стал торговать фьючерсами на Чикагской товарной бирже. 

В 1966 году президент Линдон Джонсон особым указом снял с Фридмана судимость. Поговаривают, что это произошло благодаря усилиям его пасынка Томаса Диттмера, который во время военной службы в Вашингтоне был вхож в Белый дом и обзавелся там связями, достаточными, чтобы похлопотать о реабилитации отчима. Впрочем, Фридману это событие принесло разве что моральное удовлетворение. К тому моменту он стал уважаемым и влиятельным бизнесменом, о тюремном прошлом которого мало кто решился бы вспомнить. 

В 1969 году Фридман и Диттмер основали партнерскую компанию Ray Friedman & Co., сокращенно - Refco. Фьючерсный рынок в то время активно набирал обороты, и посреднические услуги Refco оказались крайне востребованными. Однако вскоре между компаньонами возникли разногласия по вопросу дальнейшего направления развития бизнеса. Молодой и амбициозный Диттмер мечтал превратить Refco в глобальную корпорацию и считал необходимым реинвестировать всю прибыль. Фридман же, выросший в бедности и натерпевшийся лишений после тюрьмы, надеялся хоть на старости лет пожить в роскоши и насладиться приобретенным богатством. Пасынок с пониманием отнесся к этому желанию партнера и в 1974 году выкупил его долю в компании. 

Освободившись от забот, связанных с повседневным руководством, Фридман стал часто наведываться в Лас-Вегас, где приобрел отель и казино. Он на равных общался со знаменитостями, просаживал немалые суммы за карточным столом. В родном Сиу-сити каждое его появление превращалось в праздник для местных бедняков, которых Фридман осыпал подарками. Сохранилось предание о том, как однажды он снял с себя роскошное белое пальто, набил его долларовыми купюрами и бросил в толпу нищих. Нескольким молодым индейцам он оплатил обучение в колледже штата. Впрочем, в кутежах и благотворительности Фридман всегда знал меру. Все потраченное он старался вернуть, играя на бирже при посредничестве все той же Refco. 

ШУТКИ С ЗАКОНОМ

Став единоличным руководителем компании, Томас Диттмер начал реализовывать намеченный план. При нем Refco стала одной из крупнейших брокерских фирм не только в США, но и на глобальном рынке. При этом в течение многих лет Refco оставалась непубличной компанией, что давало Диттмеру возможность вести бизнес по своим правилам, не оглядываясь на мнения акционеров. И все чаще он вел игру на грани фола. 

Так, компанию нередко обвиняли в том, что некоторые клиенты, в том числе родственники и друзья владельцев, а то и просто влиятельные персоны, сотрудничали с фирмой на более выгодных для них условиях, нежели простые смертные. Одним из таких клиентов с конца 1970-х годов была Хиллари Клинтон, жена будущего президента Америки, который в тот момент занимал пост губернатора Арканзаса. Вложив всего $1000 во фьючерсы на поставку скота, Хиллари спустя короткое время получила прибыль в $100 000. Такая невероятная удачливость вызвала немало кривотолков, и чете Клинтонов впоследствии не раз припоминали эту историю. Многие считали, что Refco выступила посредником в подкупе губернатора, однако формально расследования так и не было проведено. 

Зато целый ряд других нарушений не прошел мимо внимания властей. В 1983 году Комиссия по биржевой торговле фьючерсами (Commodity Futures Trading Commission, CFTC) оштрафовала Refco на $525 000 и на четыре месяца лишила Диттмера трейдерской лицензии за попытку установить контроль над ценами на некоторые виды сельскохозяйственной продукции. 

В 1992 году 78-летний Фридман, который продолжал играть на бирже до глубокой старости, тоже был оштрафован за похожие проделки на $590 тыс. Семейную "традицию" продолжил и внук Фридмана Брэдли Рейфлер. В начале 1990-х годов техасский бизнесмен Перри Эспинг подал против него иск, требуя вернуть $2,3 млн, которые он потерял, последовав совету Рейфлера. Тот якобы предложил незадачливому техасцу "беспроигрышную" биржевую стратегию, которая в тот раз почему-то не сработала. Дело удалось решить частным порядком. 

В 1994 году Диттмер, репутация которого в Чикаго изрядно пошатнулась, перевел штаб-квартиру компании в Нью-Йорк, на Уолл-стрит. Однако неприятности с законом продолжились и на новом месте. В 1999 году CFTC вновь оштрафовала Refco на $6 млн за серьезные нарушения в финансовой отчетности и отсутствие четких механизмов внутреннего контроля. Плюс к этому Refco была обязана выделить $1 млн на проведение специального исследования отрасли, направленного на снижение риска нарушений интересов клиентов. 

Под давлением негативного общественного мнения в 1998 году Диттмер вышел в отставку с поста СЕО компании, уступив свое место бывшему финансовому директору Филлипу Беннетту. Спустя год Беннетт занял также пост председателя правления Refco. Сам Диттмер отошел от активного бизнеса и переехал жить на Виргинские острова. 

ВЫРОСЛА REFCO БОЛЬШАЯ-ПРЕБОЛЬШАЯ...

Ирония ситуации заключается в том, что именно Диттмер в свое время начал продвигать Беннетта по карьерной лестнице. Последний перешел в Refco в 1981 году из Chase Manhattan Bank, как раз с целью исправить публичный имидж компании, подпорченный периодическими размолвками с законом. Обаятельный и интеллигентный англичанин, выпускник Кэмбриджа, Беннетт в качестве первого лица действительно выгодно отличался от грубоватого, хотя и несомненно одаренного Диттмера. Но в итоге именно Беннетт вовлек Refco в такой скандал, по сравнению с которым все предыдущие промашки Диттмера кажутся мелкими шалостями. 

Внешне все выглядело вполне благопристойно. Под руководством Беннетта Refco успешно поглотила 16 конкурирующих компаний и освоила новые для нее виды деятельности - прежде всего работу с хедж-фондами и институциональными клиентами, тогда как раньше упор делался на индивидуальных клиентов. По состоянию на 2004 год количество клиентов компании составляло 200 000 человек в 14 странах. В последние несколько лет прибыль Refco росла в среднем на 24% в год. Накануне последнего скандала компания управляла активами, которые оценивались в $75 млрд. И хотя в свете недавних разоблачений эти цифры, скорее всего, будут пересмотрены, они все же позволяют получить представление об уровне игры Беннетта. 

В августе 2004 года контрольный пакет Refco (51%) был продан за $453 млн весьма уважаемому инвестору - компании Thomas H. Lee Partners. Сам Беннетт при этом остался одним из крупнейших акционеров. 11 августа 2005 года состоялось еще более важное событие: Refco стала публичной компанией, продав акций на $26,5 млн при начальной цене $22 за штуку. В первый же день стоимость акций выросла на 25%, что позволило оценить рыночную капитализацию всей компании в $3,5 млрд. Будущее Refco выглядело безоблачным и светлым. 

ЧАС РАСПЛАТЫ

Гром грянул 10 октября 2005 года, когда компания выступила с заявлением о том, что СЕО Филип Беннетт на протяжении нескольких лет прятал от аудиторов "плохие" долги на сумму в $430 млн. В связи с этим финансовые результаты деятельности компании за период 2002 - 2005 годов будут, скорее всего, пересмотрены. Проштрафившийся СЕО, естественно, отправился в бессрочный отпуск, но успел перед этим вернуть компании долг, для чего заложил свой пакет акций австрийскому банку Bawag. Однако напуганные инвесторы бросились срочно продавать свои акции, а также составлять иски против самой Refco и всех тех, кто по долгу службы был обязан выявить столь вопиющие нарушения. За несколько дней стоимость акций, в лучшие моменты доходившая до $28 за штуку, упала до $7,9, после чего руководство Нью-Йоркской фондовой биржи сняло их с торгов. С момента IPO прошло чуть больше двух месяцев - эксперты называют это самым быстрым крахом публичной компании в истории. 

12 октября свое веское слово сказали федеральные власти, взявшие Беннетта под стражу. Поводом стала оброненная им в телефонном разговоре фраза, что, несмотря на подписку о невыезде, он планирует съездить в Лондон. CEO не пришло в голову, что его могут прослушивать. Чуть позже бизнесмена отпустили под залог в $50 млн, "окольцевав" специальным браслетом, с помощью которого можно легко установить его местонахождение. Когда адвокаты Беннетта попросили снять хотя бы унизительный для человека его положения браслет, представители обвинения резонно объяснили, что у 57-летнего топ-менеджера, которому грозит 20 лет тюрьмы, а то и пожизненный срок, есть все резоны скрыться от правосудия, невзирая на выплаченный залог. 

17 октября Refco пришлось объявить о банкротстве и распродаже имущества, которое, даже несмотря на скандал, по-прежнему остается лакомым кусочком для многих конкурирующих компаний. Уже известен новый владелец фьючерсного подразделения. Им стала компания Man Financial - брокерское подразделение лондонского хедж-фонда Man Group. Сумма сделки - $323 млн, из которых $282 млн Man Financial заплатит наличными, остальное примет на себя в виде долгов Refco. Это ниже, чем ожидалось: по оценкам специалистов, подразделение "тянуло" на $1 млрд. Впрочем, Man Financial получит только бизнес Refco в США, Великобритании, Канаде и Азии, а также ее счета, клиентов и сотрудников. Капитал же подразделения в $750 млн Refco сохранит в качестве гарантии по требованиям кредиторов. 

За это подразделение боролись пять компаний: уже упомянутая Man Financial, хедж-фонд Cerberus Capital Management, брокерская компания Interactive Brokers, фонд прямых инвестиций J. C. Flowers и консорциум инвесторов во главе с государственным инвестфондом Дубаи и управляющей компанией Marathon Asset Management. Любопытно, что, по информации газеты USA Today, бывший владелец Refco Томас Диттмер, донельзя разгневанный тем, что случилось с его детищем, сам хотел выкупить фьючерсное подразделение. Но консультанты убедили его, что дешевле и эффективнее создать на том же рынке новую компанию, которая отберет бизнес у "просевшего" конкурента. Так что вполне возможно второе пришествие Диттмера, у которого, как считают эксперты, есть все шансы осуществить намеченный план. 

МЫ ЛЕГЛИ НА ДНО

Во всем этом деле осталось много неясностей. Прежде всего, не вполне понятно происхождение столь значительного долга. Судя по всему, он висит на компании еще с 1997 - 1998 годов, со времен экономического кризиса в странах Азии, а затем и в России. Но тогда возникает резонный вопрос: зачем Беннетту нужно было скрывать его так долго, используя столь сомнительные схемы: ведь вопрос об IPO в то время еще не стоял. По данным следствия, Беннетт укрывал долги на счетах одного из клиентов Refco (скорее всего, речь идет о хедж-фонде Liberty Corner Capital), просто переводя деньги со счета на счет в конце каждого квартала. 

Не подлежит сомнению тот факт, что, будь информация о существовании долгов известна широкой публике, сделка 2004 года между Refco и Thomas H. Lee Partners вряд ли бы состоялась. Ни один инвестор не предложил бы подобных условий компании, обремененной столь значительной задолженностью. То же самое можно сказать и о выводе акций компании на публичный рынок. 

Другой вопрос, почему уважаемая фирма Grant Thornton, ведущая постоянный аудит Refco, не обратила внимания на подозрительные перечисления средств, от которых за версту пахло махинациями? Почему-то такую же халатность проявили лучшие инвестиционные банки, финансировавшие IPO - Credit Suisse First Boston, Goldman Sachs, and Bank of America. Их участие в выходе Refco на публичный рынок акций послужило гарантией для инвесторов. 

Наблюдатели отмечают множество схожих обстоятельств в громких крушениях Refco и Enron. Разница лишь в том, что со времени "энронгейта" публика уже зачерствела душой и не так остро реагирует на скандалы в уважаемых компаниях. Так что вряд ли кто-то из банкиров и аудиторов, поддержавших трейдера-махинатора своей репутацией, разделит судьбу злополучной аудиторской фирмы Arthur Andersen, которая, как мы помним, пошла на дно вслед за Enron. Refco предстоит тонуть в гордом одиночестве.


Авторизуйтесь для добавления коментария

Вход