Агрессивные стратегии ВЧТ: будет ли работать «зонирование передачи информации»?

В продолжение недавней серии из двух частей о высокочастотном трейдинге (ВЧТ) было рассмотрено интересное предложение Халдуна Хашанаха, Ионута Флореску и Стива Янга, которые опубликовали отчет, спонсируемый Центром исследования ответственности инвесторов (Investor Responsibility Research Center, IRRC). Отчет может решить проблемы агрессивных алгоритмов ВЧТ, изложенные в предыдущих двух статьях.

Проблема скрытого арбитража проистекает от распространения информации. Совмещенные ВЧТ могут получать доступ, обрабатывать и передавать торговые инструкции быстрее, чем другие участники рынка. Одно из предложенных решений IEX представляет собой искусственное ограничение скорости, которое замедляет поток информации к совмещенным ВЧТ. Тем не менее, это лишь частичное решение, которое не решает проблему на любой другой бирже. В отчете IRRC представлено новое решение, которое требует минимальных изменений Правил NMS и утверждает, что оно могло бы одним махом устранить проблему скрытого арбитража без негативного влияния на ликвидность. Чтобы определить, не слишком ли это заявление хорошо, чтобы быть правдой, давайте посмотрим на их предложения.

Для начала, они вводят понятие расстояния передачи информации, которое определяется как расстояние, измеренное во времени (не в пространстве) конкретного участника рынка на конкретной бирже. Другими словами, если ВЧТ на базе микроволной вышки находится за 50 миль от биржи, она все равно может быть ближе к ней во времени, чем инвестиционный фонд за 10 миль, работающий через кабельное соединение. Расстояние передачи информации позволяет более точно ранжировать участников рынка с точки зрения их способности получать доступ к коммерческой информации на бирже. В свою очередь, это дает основу для ликвидации преимущества совмещенного расположения и возможности скрытого арбитража.

Предположим, что процессор информации о ценных бумагах (ПИЦБ) находится, скажем, на расстоянии 1 000 микросекунд от биржи. То есть когда на бирже совершается сделка, через 1 000 микросекунд информация о ней достигает ПИЦБ и появляется в биржевой сводке. Скрытый арбитраж обычно происходит из-за того, что совмещенные ВЧТ могут узнавать о биржевых торгах через 500 микросекунд после их совершения, и, следовательно, имеют время на опережение других участников рынка. Учитывая, что временной горизонт публичной информации (т.е., ПИЦБ) равен 1 000 микросекунд, отчет предлагает классифицировать ВЧТ по признаку того, находятся ли они ближе, чем за эти 1 000 микросекунд до биржи.

Авторы утверждают, что ВЧТ, находящиеся к рынку ближе ПИЦБ, должны классифицироваться как электронные «спецы», которые фактически, если не технически, имеют привилегированную инсайдерскую высокочастотную информацию. Исследователи отмечают, что некоторые фирмы ВЧТ отчитываются об убытках всего лишь один раз за тысячу дней торгов – это модель рентабельности, которая напоминает структуру брокерских комиссий, а не рентабельность торговли. В результате, авторы предполагают, что они должны иметь те же обязательства по облегчению торгов, что и спецы (на традиционном языке NYSE). В частности, спецам запрещено торговать на опережение инвесторов, разместивших ордера на покупку или продажу ценных бумаг по той же цене. Другими словами, они будут иметь запретительные обязательства. Этот подход будет по-прежнему разрешать стратегии ВЧТ по генерации ликвидности внутри информационного горизонта ПИЦБ, которые улучшают качество рынка. ВЧТ, которые находятся в зоне, более удаленной от биржи, чем ПИЦБ, по определению, могли бы иметь тот же уровень доступа к торговой информации, биржевые сводки, и так же могли бы использовать любые легальные (даже агрессивные) стратегии. Тем не менее, скрытый арбитраж был бы уже невозможен, потому что ВЧТ за пределами информационного горизонта не имеют информации о торгах раньше других участников рынка.

Такое понятие зонирования расстояния передачи информации – потенциально очень элегантное решение, которое, кажется, не требует каких-либо изменений в технологиях или правилах, и на самом деле может обеспечить систематический способ наблюдения и регулирования участников рынка в отношении их доступа к фундаментальной части рынка – информации.

Критики, вероятно, заметят, что ВЧТ торгуют не по инсайдерской информации, а по публичной – просто быстрее, чем ПИЦБ. Это верно, но не относится к делу; можно провести параллели с таким законодательством, как Положение о махинациях на рынке ЕС. В его разделах, посвященных раскрытию информации, указано, что при раскрытии инсайдерской информации недостаточно просто «залить» документ на сайт и утверждать, что информированный инвестор мог бы найти его; нужно, помимо этого, приложить совместные усилия для того, чтобы участники рынка точно увидели эту информацию. По аналогии, участникам рынка недостаточно увидеть торговый сигнал, исходящий от биржи, чтобы это стало публичным раскрытием сделки – большинство участников рынка не увидят его, пока он не попадет в биржевые сводки через ПИЦБ.

Сторонники ВЧТ часто ставят под сомнение необходимость ограничивать технически легальную и якобы честную рыночную активность. В конце концов, любой институциональный инвестор может заплатить за совместное размещение серверов и большую вычислительную мощность, поэтому, если они просто не готовы инвестировать в это, то зачем наказывать тех, кто готов?

Можно провести еще одну аналогию с миром автоспорта. Команды часто тратят миллионы на разработку превосходных технических решений, которые дают им преимущество над своими конкурентами, позволяющее выиграть гонку. Когда эти решения становятся известны, их соперники, как правило, объявляют о своем намерении скопировать технологию для восстановления паритета. На данном этапе руководящий орган этого вида спорта, как правило, запрещает это техническое решение на фоне протестов со стороны команды-новатора. Очевидно, что руководящий орган наказывает новаторов и это явная несправедливость по отношению к ним. Тем не менее, аргументом здесь является то, что производимый продукт – авто мероприятие – гораздо важнее, и траты командами миллионов на разработку социально бесполезной технологии для того, чтобы в конечном итоге оказаться в тех же условиях, что и раньше, угрожает финансовой жизнеспособности вида спорта и самого продукта.


Точно так же несправедливо ограничивать скрытые возможности ВЧТ трейдеров, которые вложили десятки миллионов в микроволновые вышки и совместное размещение, но и здесь в конечном счете гораздо важнее качество рынка и его целостность. В настоящее время рыночные цены и глубина не играют большой роли в мире фантомной ликвидности и проскальзывания цены, и это не очень хорошо для целостности рынка. Одно из решений – это сказать институциональным инвесторам, чтобы они поднимали свои условия до уровня ВЧТ с точки зрения задержек, но, возможно, идея зонирования передачи информации будет более дешевым и быстрым в реализации решением.

Авторизуйтесь для добавления коментария

Вход