Хороший и плохой высокочастотный трейдинг: разница между агрессивными и пассивными стратегиями.

Это первая статья из серии о высокочастотном трейдинге (ВЧТ), в которой будут рассмотрены проблемные аспекты ВЧТ, представляющие интерес для инвесторов. Попытки торговых площадок решить данные проблемы будут рассмотрены в отдельной статье.

Несправедливо осуждаемая практика ВЧТ является примером того, как собирательный термин отрасли – с отрицательным оттенком, заслуживает он того или нет, – может негативно отразиться на обсуждении. Существует много типов ВЧТ – от таких пассивных форм, как арбитраж или деятельность биржевого маклера (которые, как правило, имеют положительное влияние на качество рынка), до более сложных стратегий. На самом деле, сейчас рынки полностью зависят от автоматизированной торговли, большая часть которой расценивается как ВЧТ в том смысле, что она быстрая, управляемая компьютером, и очень кратковременная, хотя в значительной степени пассивная и без негативного влияния.

Более спорные обсуждения ведутся вокруг так называемых агрессивных стратегий ВЧТ, хотя редко можно встретить четкие различия между пассивным и агрессивным ВЧТ. Игнорируя это различие, аргументы критиков ВЧТ часто становятся необоснованными, так как другая сторона начинает цитировать улучшения качества рынка, которые на самом деле связаны с совершенно другим набором (пассивных) стратегий ВЧТ.
Наиболее философски проблемная стратегия ВЧТ очень похожа на давнюю проблему опережающей стратегии, и ее называют скрытым арбитражем. В то время, как в традиционной практике сделок на опережение брокер торгует на опережение своего клиента (что незаконно), при скрытом арбитраже основные трейдеры пользуются преимуществом более быстрого подключения к биржам по сравнению с другими участниками рынка, и это не является незаконным. Однако такая практика обычно считается противоречащей честной деятельности на рынке и, как правило, проявляется в виде призрачной ликвидности и проскальзывания цены, что и является основной проблемой для институциональных инвесторов.

Чтобы проиллюстрировать скрытый арбитраж, давайте представим себе инвестора, который разделяет пакетную сделку и отправляет два ордера на покупку на биржи А и Б, где Б географически находится дальше от трейдера. Сделка доходит до биржи А, скажем, за 1 миллисекунду и исполняется, а до биржи Б, расположенной в другом городе, – за 2 миллисекунды. Тем не менее, совмещенные серверы ВЧТ на бирже А получают уведомления о первой сделке через 0,5 миллисекунд после ее исполнения, что дает преимущество в пол-миллисекунды, позволяющее оперировать этой информацией до того, как вторая сделка достигнет биржи Б. Как же ей можно воспользоваться?

Один из вариантов такой: высокочастотные трейдеры создают алгоритмы для оценки вероятности того, что первая сделка является частью более крупной пакетной сделки. Если эти алгоритмы приходят к выводу, что на рынке осуществляется большая пакетная сделка, то становится ясно, что следует ожидать ордер на покупку на бирже Б. Затем может быть использовано преимущество в скорости сети перед трейдером, чтобы отменить свои заявки на продажу на бирже Б и открыть новые по более высокой цене. Если высокочастотный трейдер успевает внести эти изменения за 0,3 миллисекунды, то к тому времени, как вторая сделка наконец достигает биржи Б 0,2 миллисекундами позже, то обнаруживается, что цена уже поднялась! Следовательно, инвестор, осуществляющий пакетную сделку, столкнется либо с призрачной ликвидностью, при которой размещенные заявки на продажу на бирже Б исчезнут прежде, чем могут быть исполнены, и/или с проскальзыванием цены (сделки осуществляются на бирже Б по ценам выше, чем те, которые существовали в момент начала торговли).

Эти проблемы вызывают негодование институциональных инвесторов – в особенности тех, кто, скорее всего, потеряет большие суммы денег, чем розничные инвесторы из-за объемов торговли. В ответ на это, несколько бывших руководителей Королевского банка Канады решили организовать скрытый пул ликвидности в виде системы IEX, которая предназначена для нейтрализации скрытого арбитража. IEX выравнивает условия игры для всех трейдеров следующим образом: 38-мильная волоконно-оптическая катушка размещается между ее совмещенными ВЧТ серверами в Секокус, Нью-Джерси, и биржевыми серверами в Уихакен, Нью-Джерси. Пока сделки IEX проходят через катушку (которая занимает не больше обувной коробки) и соединяются с другими биржами, используя соединения с низкой задержкой (самый медленный и самый дальний – это NYSE, на расстоянии 320 микросекунд), совмещенные сигналы передаются от и к IEX с задержкой в 350 микросекунд. Таким образом, сделки, открытые и частично исполненные на IEX, не могут быть опережены на своем пути к другой бирже, потому что сигнал ВЧТ всегда будет приходить позже, чем сигнал IEX.

Авторизуйтесь для добавления коментария

Вход