Страницы: 1
Ответить

Что будет с долларом? Версия профессора Катасонова

 
Многих людей волнует экзистенциальный вопрос «что будет с долларом»? Кто на него может ответить? Гений, безумец, провокатор, политик, идеолог?
Года три-четыре назад в рамках общемировой тенденции на российском медийном небосклоне «зажглись» несколько звезд, разных по форме, но несущих одну идею: мир изменился, США конец, доллару конец, МВФ конец, ВТО конец, СССР будет восстановлен, появление нового Сталина не за горами и т.д. С моей точки зрения, наиболее интересными такими звездами являются профессора Катасонов и Фурсов. Важно отметить, что и тот и другой в разных областях тесно работали с теми структурами и людьми, которых можно отнести в их же терминах к «глобальному управляющему классу». При этом сразу хотел бы подчеркнуть, что я к ним отношусь с огромным уважением хотя бы потому, что это безусловно одни из наиболее умных и эрудированных людей в российском медийном пространстве и действительно заслуживают большого внимания.
Недавно в интернете я увидел выступление профессора Катасонова, который недвусмысленно заявил, что в ближайшие годы доллар если вообще сохранится, то в любом случае потеряет свой международный статус. Меня заинтересовало, какой аргументацией пользуется профессор, поэтому я решил прочитать недавно написанную им книгу «Америка против России».
С моей точки зрения, профессор В. Ю. Катасонов в своей книге во многом противоречит своим же высказываниям о скором «конце доллара». Почему? На мой взгляд, идеолог Катасонов вступает в противоречие с исследователем Катасоновым. Попробую аргументировать, давая комментарии на наиболее интересные отрывки его книги.

Что Америка уже давно лишилась своей промышленности (за исключением военной). Что некогда ведущая торговая держава сегодня экспортирует только три товара: продукцию Голливуда, военную технику и «зеленую бумагу» (доллары). Что, хотя по величине валового внутреннего продукта (ВВП) США все еще занимают первое место в мире, но почти 80 % этого «продукта» — «пена» в виде услуг, многие из которых имеют виртуальный характер. А на промышленность, сельское хозяйство и строительство приходится лишь 1/5. В общем, стало понятно: мы имеем дело с колоссом на глиняных ногах.

Почему профессор Катасонов полагает, что доллар обеспечен только внутренней товарной массой США? Ведь он сам отмечает два аспекта. Первый то, что он называет долларо-нефтяным стандартом, выделяя роль Генри Киссинджера в его создании. Это означает, что спрос на доллар определяется не только внутренним товарооборотом в США, но и международными нефтяными транзакциями. Но почему только нефти? Все мировые финансовые и товарные рынки привязаны к доллару. То есть доллар это прежде всего мировая валюта и спрос на нее прежде всего определяется мировым оборотом товаров, услуг и финансовых инструментов. Второй аспект состоит в том, что эмитент доллара ФРС, по крайней мере, формально, не принадлежит государству США. Она принадлежит группе международных финансовых институтов, поэтому весьма логично, что доллар – это прежде всего международная валюта и только во вторую очередь это внутренняя валюта США.

Но при этом они тщательно умалчивают, что Америка — «государство-паразит». А это, как говорится, «медицинский факт»: она потребляет почти в два раза больше, чем производит. Расплачиваясь с остальным миром упомянутыми выше «зелеными бумажками». Но поскольку «зелеными бумажками» сыт не будешь, то остальной мир не очень рад получать их в обмен на свои реальные товары (нефть, продовольствие, машины, потребительские промышленные товары) полиграфическую продукцию. Дядя Сэм вынуждает другие страны прибегать к таким «прогрессивным» формам экономического сотрудничества, используя аргумент силы. Военной силы преимущественно. Здесь он действительно преуспел: на США приходится 50 % мировых военных расходов. Америка имеет сотни военных баз во всех частях мира, ее авианосцы и другие военные корабли бороздят воды всех океанов, стратегические ракеты дальнего действия находятся на постоянном боевом дежурстве, самолеты-беспилотники могут в любой момент врываться в воздушное пространство любого государства. Фактически имеет место узаконенный грабеж других стран. Так что Америке к титулу «паразит», можно добавить еще другие: «жандарм», «разбойник», «грабитель». А если попытаться коротко охарактеризовать современный доллар, то ему очень подойдет титул «оккупационная валюта».

Из приведенного отрывка можно точно узнать, какие чувства профессор Катасонов испытывает к США. Оно и понятно их разделяют очень и очень многие. И они сродни тем, что эти многие испытывают к «правоохранителям» (жандармам) и бандитам в своих странах, определяя их вместе или порознь словом «паразит». Но следует ли из этого, что дни этих «паразитов» сочтены? Что есть более устойчивое, чем жандармы и бандиты? Причем эти «паразиты» из цитаты Катасонова весьма пекутся о своей «непотопляемости».

Сохранение американского доллара и «долларовой ренты», которую Вашингтон взимает со всего мира, возможно лишь на путях глобализации. Глобализация в переводе на понятный язык — продвижение интересов Вашингтона в мире. На протяжении двух последних десятилетий Вашингтон проводил политику активной, агрессивной глобализации. Часто ее называют «финансовой глобализацией». Но это ее внешняя форма. За ней стоит военная сила, агрессия, шантаж и подкуп. К каким бы ухищренным и изуверским методам продвижения своих интересов («финансовой глобализации») не прибегал Вашингтон, глобализация достигла своих пределов.

Почему? Пока проект свободной зоны Америки и Европы под сукном, видимо близкие по духу профессору силы пока смогли его торпедировать, но это не означает, что этот процесс носит какой-то объективный, а не волюнтаристский характер.

Общая величина совокупного долга США оказывается в 2.4 раза больше величины государственного долга США. Совокупный долг США, оцененный Федеральным резервом, оказывается равным примерно 250 % ВВП. Как видим, даже такая консервативная и осторожная организация, как ФРС вынуждена констатировать, что положение Соединенных Штатов как должника намного серьезней, чем это вытекает из мелькающих в СМИ цифр государственного долга США.

Чем больше долгов, тем больше долларов потребуется для его выплаты. А ведь не только США, но и весь остальной мир «в долгах как в шелках», поэтому если вспомнить, что доллар – это, прежде всего, мировая валюта, то рост долга только обеспечивает дополнительный спрос на доллар. Осень 2008 года тому подтверждение.

Америка (в отличие от многих других стран мира, в том числе России) имеет такую структуру ВВП, которая показывает, что весь произведенный американской экономикой продукт потребляется. Это страны, у которых потребление меньше производства, могут что-то сберегать и за счет этого оплачивать свои долги. У многих стран периферии мирового капитализма эта доля ВВП находится на уровне 20–30 % ВВП. За счет сберегаемой части ВВП они покрывают свои долговые обязательства (уплата процентов, погашение основной суммы долга). А у Америки указанная доля уже давно находится в районе нуля или имеет отрицательное значение. Это означает, что Америка потребляет больше, чем производит, т. е. живет в долг, паразитирует за счет других стран. Иначе говоря, ВВП не может рассматриваться при нынешнем экономическом курсе Вашингтона хоть каким-то обеспечением долга. Даже если бы Америка могла бы сберегать 20 или 30 % своего ВВП и направлять его на погашение своих долгов, она вряд ли могла когда-либо выпутаться из своих долгов.


Особенно интересна фраза «уже давно находится», которая сильно дисконтирует все остальное рядом с ней. Причем «уже давно находится» не в теории. Согласен, в теории, может быть, и не может, а не в теории «уже давно находится». Продолжая изложенную выше профессором Катасоновым аналогию, это потенциальным правонарушителям, то есть простым смертным гражданам, надо копить на налоги и штрафы, а «жандармы и бандиты» могут потреблять несколько больше. Но почему профессор Катасонов считает такую ситуацию неустойчивой именно сейчас?

В только что прошедшем финансовом году расходы на уплату процентов по государственному долгу («процентные расходы») составили 220 млрд. долл. При общем объеме расходов федерального бюджета, равных примерно 3,5 трлн. долл., доля «процентных расходов» равна 6,2 %. В принципе это достаточно умеренный уровень на фоне того, что бывало в истории США. Так, в 1929/30 фин. году показатель «процентных расходов» правительства был равен 21,2 %. Тогда в стране начался Великий кризис, правительство пыталось резко нарастить за счет заимствований свои бюджетные расходы для спасения американской экономики. А государственные заимствования, в свою очередь, породили беспрецедентно высокие «процентные расходы». В 1947/48 фин. году относительный уровень «процентных расходов» был равен 15,7 %. Это — результат активных государственных заимствований в годы второй мировой войны, когда Америка резко активизировала свои военные расходы. Можно обратиться к последним годам. Например, в 2010/11 фин. году «процентные расходы» составили 454 млрд. долл., или 12,6 % всех расходов федерального бюджета. Весьма серьезный уровень. Для сравнения: в том же финансовом году бюджетные расходы министерства обороны имели относительный уровень в 18,8 %. То есть «процентные расходы» составили 2/3 от военных расходов США. Парадоксальная ситуация: с 2010/11 по 2012/13 фин. гг. государственный долг США увеличился на несколько триллионов долларов, а «процентные расходы» уменьшились в два с лишним раза. Ответ очень прост. Снизились процентные ставки по государственным заимствованиям. Почему? Потому, что Федеральная резервная система включила на полную мощность «печатный станок», назвав это красивым словом «количественные смягчения».

К чему эти цифры? Доллар отменили в 30-м или 47-м? Или он сильно «просел». Нет, скорее наоборот. В 1930-31 гг. просели валюты периферии в связи с обвалом сырьевых рынков, и разразился кризис в Европе, за чем последовали европейские девальвации. А в начале 1980-х ставка выросла до двузначных значений, после чего курс доллара резко вырос. Скорее предположить, что чем выше ставка и процентные выплаты бюджета, тем лучше при прочих равных перспективы доллара.

Когда кончатся «количественные смягчения», поползут вверх процентные ставки, а затем начнется стремительный рост «процентных расходов». Серьезные экономисты полагают, что при нормальных (не искаженных «количественными смягчениями») условиях уже к началу следующего десятилетия «процентные расходы» правительства должны достичь планки в 1 триллион долларов. Можно также сослаться на Бюджетное управление Конгресса США, которое прогнозирует, что в 2021 году «процентные расходы» превысят военные расходы Америки. Впрочем, авторы подобных оценок и прогнозов говорят, что их расчеты носят гипотетический характер. Вероятность того, что Америка доживет до начала следующего десятилетия далека от 100 %. Вероятность дефолта очень высока, а его экономические, социальные и политические последствия просчитать невозможно.

Интересно, а серьезные экономисты предполагают, что проценты могут выплачиваться в виде новых долговых обязательств? Ну, то есть (очень) условно выплачиваться. И еще интересно, а какое государство в современном мире имеет близкие к 100% шансы к «началу следующего десятилетия». Вероятно, после Второй Мировой или Великой Депрессии в рамках такой логики должна была наступить мировая анархия, так как все государства должны были стать банкротами. И еще интересно, что бы такой логике возразили современные японские чиновники? а китайские? а итальянские? а испанские? ………

Не надо быть пророком, чтобы сделать заключение: Америку ждет дефолт, причем не только по государственному долгу, но и по всем другим видам долгов.

Если под дефолтом имеется ввиду поведение «всем, кому должен, прощаю», то этого видимо в наибольшей мере опасаются кредиторы, чем, пользуясь терминологией профессора Катасонова «жандарм» и «бандит» в одном лице. Пока нет дефолта, эти государства и прочие частные субъекты обладают богатством в виде записей, а так это богатство пропадет. Рухнут их внутренние финансовые системы, базирующиеся на долларе. Не знаю, кем надо быть, а кем не стоит, чтобы понять, что международного армагеддона (победы над злом в виде доллара) никто не хочет и в первую очередь кредиторы казначейства США. Конечно, появляются оппортунисты (Китай и Германия и Россия, к примеру), которым может быть (за что-то) позволено «отлынивать» от ускоренного наращивания своих вложений в американские долговые обязательства. Но здесь вопрос, а выгодно ли им это с экономической точки зрения? Ведь и Китай и Германия экспортоориентированные экономики, которые уже начинают испытывать проблемы (особенно Китай) из-за роста своих валют к валютам стран, снижающих курсы своих валют за счет скупки американских и европейских долгов. В частности так поступает Япония. Если они будут упираться, они проиграют конкуренцию тем, кто занижает свои валюты скупкой доллара в конечном счете. В рамках такой системы образуется устойчивый спрос на американский долг исходя из борьбы за конкурентоспособность на мировых рынках.
 
И далее.

Громадные резервы «поднебесной» в виде U.S. treasury securities — одновременно и слабая, и сильная стороны Китая. Сильная — потому, что эти бумаги — козырная карта Пекина в переговорах с Вашингтоном по самым разным вопросам — торговым, финансовым, политическим, военным. Угроза обвалить доллар и бюджетно-финансовую систему США путем резкого сокращения запасов американских казначейских бумаг — убедительный аргумент Пекина в переговорах. Слабая сторона — потому, что если обвал доллара и крах бюджетно-финансовой системы произойдет по другим, не зависящим от Пекина причинам, то Китай понесет громадные потери.

Интересная логика. США уже много лет требуют от Китая ревальвировать юань, то есть иными словами «обвалить доллар». Китай упирается. Но, по мнению профессора Катасонова, угроза «обвалить доллар» - это сильный аргумент Пекина в переговорах с Вашингтоном. Но при этом отмечает, что если все тоже самое произойдет по не зависящим от Пекина причинам, то это уже видимо сильный аргумент Вашингтона.

Стоит обратить внимание, что третьим крупнейшим инвестором в казначейские бумаги США сталиоффшорные зоны Карибского бассейна— Багамские острова, Бермуды, Каймановы острова, Голландские Антильские острова, Панама и Британские Виргинские острова. Они увеличили за три года портфель таких бумаг почти в 1,5 раза. Как известно, Вашингтон после прихода в Белый дом Б. Обамы объявил о начале «крестового похода» против оффшоров, из-за которых, по оценкам экспертов, американский бюджет недобирает каждый год до 100 млрд. долл. Однако мы видим, что при этом «налоговые гавани» Карибского бассейна оказывают казначейству США поддержку почти в три раза большую. Видимо, приобретение облигаций на сумму почти в 300 млрд. долл. можно рассматривать как «откупные» за сохранение под боком у Америки «налогового рая».
Обращает на себя внимание тот факт, что крупными держателями американских казначейских бумаг являются многие страны Западной Европы. Представленные в таблице страны —Швейцария, Бельгия, Великобритания, Люксембург, Ирландия, Норвегия, Германия— в совокупности владели в конце июля 2013 года бумагами на сумму 898,4 млрд. долл. Если к ним добавить не вошедшие в таблицу европейские страны Францию, Швецию, Нидерланды, Италию, Испанию, то мы получим сумму, равную 1.058,8 млрд. долл. Такие крупные масштабы инвестирования европейскими странами в облигации американского казначейства выглядят достаточно странно на фоне острого долгового кризиса, развивающегося в Европейском союзе. Многие из перечисленных стран сами «в долгах как в шелках», причем большая часть долгов внешних, перед нерезидентами.

Иногда профессор Катасонов как исследователь безусловно берет верх над профессором Катасоновым, плохо относящимся к США и эмоционально предрекающим им «кару небесную». Что это означает? Ну, возможно то, что дать в долг начальству и приятнее и перспективнее, чем расплачиваться со своими кредиторами. Ведь в случае чего именно за «жандармом и бандитом» будет решающее слово в любом разрешении «щекотливых долговых споров». Да и валютный курс нельзя завышать.

Что это за странная «благотворительность» со стороны стран Европы? Многие эксперты считают это проявлением зависимости Европы от Соединенных Штатов. Но при этом следует добавить: ряд европейских стран не просто выступают в качестве«данников» Америки, но при этом выступают в роли своеобразных«коллекторов дани»от других стран, которую они затем передают Америке. Взять, например, крохотный Люксембург, который приобрел у Вашингтона казначейских бумаг на сумму почти в 150 млрд. долл. При этом ВВП Люксембурга составляет около 47 млрд. долл. Получается, что это европейское государство закупило американских казначейских бумаг на сумму, превышающую его ВВП примерно в три раза! Все объясняется просто: Люксембург — типичный «коллектор дани». Ведь оно заимствует деньги у многих других стран в громадных масштабах, внешний долг Люксембурга превышает ВВП в 46 раз! Долгое время основным в Западной Европе инвестором в казначейские бумаги США была Великобритания, однако за последние два года она оказалась оттесненной такими странами, как Швейцария и Бельгия.

Вот кто оказывается главный банкрот – Люксембург. А у США еще возможен долгий путь до такого отчаянного состояния.

Среди крупных держателей казначейских бумаг США —страны БРИКС(Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка). В конце июля 2013 г. в их резервах находилось таких бумаг на общую сумму 1.738,2 млрд. долл. Это равно 31 % всех казначейских бумаг США, которые в этот момент находились у нерезидентов. Самым крупным держателем был, конечно, Китай, на него пришлось почти 3/4 всех казначейских бумаг США в группе БРИКС. Все страны БРИКС за исключением России в период 2011–2013 гг. наращивали запасы казначейских бумаг США.
Были времена, когда Россия в своих международных резервах имела достаточно скромный пакет американских казначейских бумаг. Еще в конце 2007 г. их сумма была равна 32,7 млрд. долл. Однако уже в конце 2008 г. их объем увеличился до 116 млрд. долл., т. е. в 3,5 раза. Далее до середины прошлого года запасы казначейских бумаг в резервах РФ продолжали расти, но достаточно медленно, несколько превысив к началу 2011 г. уровень в 150 млрд. долл. И лишь за последний год Россия обозначилось ярко выраженное снижение этих запасов до уровня 131,6 млрд. долл., или на 24,6 млрд. долл. Пример, достойный подражания.

Профессор Катасонов в отличие от вашего покорного слуги скромно удержался от «спасибо Владимиру Владимировичу» после «рокировки».

Центральные банки и министерства финансов тех стран, которые накопили большие валютные резервы (это Китай, Япония, Россия, Саудовская Аравия, Южная Корея и другие ведущие нетто-экспортеры) ищут способы диверсифицировать структуру своих резервов. В том числе время от времени пытаются уменьшить долю американских казначейских бумаг за счет других финансовых инструментов. Однако надежных альтернатив не находят. Казначейские бумаги других стран как объекты инвестиций еще менее надежны. В прошлом десятилетии во многих странах-экспортерах стали появляться суверенные фонды, находящиеся в ведении министерств и накапливающие часть валютных поступлений. Они расширили арсенал финансовых инструментов, осуществляя вложения не только в государственные, но также корпоративные бумаги. Как облигации, так даже и акции. Однако в ходе финансового кризиса многие такие фонды либо пошли на дно, либо оказались на грани банкротства. Выжившие фонды проводят гораздо более осторожную инвестиционную политику, вынуждены были вернуться к такому проверенному инструменту, как U.S. treasuries.

Опять браво от апологетов доллара.

Как центральные банки, так и суверенные фонды в прошлом десятилетии достаточно широко использовали для размещения резервов депозитные счета в банках Запада, в том числе США. Однако банкротства Леман Бразерс и других гигантов банковского бизнеса в конце прошлого десятилетия привели к такому последствию, как заметное сокращение в нынешнем десятилетии доли банковских депозитов в структуре валютных резервов. В общем, как говорится, «куда не кинь, везде клин». Глобальная политическая и финансовая ситуация загоняет денежные власти разных стран лишь в один инструмент -американские казначейские бумаги.
Удивительно, что за сохранение существующей паразитической модели американской экономики, угнетающей экономики остального мира, фактически выступают государственные и политические деятели многих других стран. Пекин, Токио, Лондон фактически стали заложниками этой модели. В первой половине октября лидеры Китая, Японии, Индии, ряда других стран обратились к президенту США и конгрессменам США с призывом добиться принятия скорейшего решения о повышении «потолка» государственных заимствований. То есть фактически они обратились к Вашингтону с просьбой разрешить им и впредь платить дань Америке в виде покупки казначейских бумаг.

Я должен либо не верить ушам, либо не верить глазам, когда профессор после этого говорит, что доллар в ближайшее время обречен?

Например: Каким может (должен) стать новый «потолок» долга? Что смогут (должны) выторговать республиканцы в обмен на свое согласие повысить «потолок»? Иногда рождается идея: не следует ли вообще отменить «потолок» и наращивать государственный долг без оглядки?

Но если сам профессор Катасонов называет госдолг США данью, то почему должен быть потолок у того, что я бы назвал «калькуляцией дани»?

Некоторые скептики утверждают, что Америка, мол, проскочила «точку невозврата». То есть не только снизить, но даже заморозить уровень государственной задолженности США не представляется никакой возможности. Однако это не так. Давайте прикинем. За последние пять лет ежегодный дефицит федерального бюджета устойчиво превышал 1 трлн. долл. (лишь в 2012/2013 фин. г. ожидается, что он может оказаться ниже этой величины). Это, грубо говоря, примерно 1/3 расходов федерального бюджета. Значит, если федеральное правительство не будет прибегать к заимствованиям, то для обеспечения сбалансированного бюджета необходимо снизить расходы примерно на 1/3. Различные расчеты экспертов показывают, что такое сокращение вполне возможно.

Вот так номер. То есть оказывается, что никакой катастрофы нет. Можно снизить, но они не хотят. Их хотят заставить снизить размер дани, а они не хотят. Полагаю, здесь профессор Катасонов непосредственно подходит к главным посылам близкого его сердцу Рона Пола и смысла своей общественно-политической деятельности. Осталось только без ответа кто «они» и кто «они». Вернее одних из «этих» он конечно же обозначает, это ФРС, МВФ и президент Обама. Йелен, кстати, подпевая господам вроде Кругмана, вообще ратует за наращивание государственных расходов, а что будет с долгом? А что с ним будет? Гораздо интереснее тогда, кто стоит к примеру за чайной партией и Роном Полом. Или они возникли также внезапно сами по себе, как и взошла медийная звезда профессора Катасонова? Скажем попросту: кому надоело государство США или кто делает вид, что оно ему надоело? Из этого вытекает парадоксальный вывод (по крайней мере, очень неожиданный для меня), что доллар нужен тем, кто сам не хочет замечать «размера долга» и другим его замечать не позволит. А тот, кто кричит о надвигающейся катастрофе в виде роста госдолга (хотя сам же вынужден признаваться, что никакой катастрофы пока нет), то есть вроде бы пытается предотвратить кризис, как раз желает США краха. Другим, конечно, виднее, но когда профессор Катасонов что-то советует США для их же блага…. Можно не любить США, может даже нужно это делать, но советовать им при этом…. Но еще более важный парадокс в том, что как только профессор Катасонов написал «все можно исправить», это означало первый минус в графе доллар. Это означало, что возможно «битвы парламентариев» не только «тру-ля-ля и тра-ля-ля», а это вполне серьезные враги (что-то требующие временные оппоненты) государства США и доллара ФРС. И куда, кстати, делся этот осенний накал? В чем компромисс? Этого я пока не услышал.

При наличии политической воли президент и «народные избранники» США могли бы не только «заморозить» уровень государственной задолженности США, но даже начать снижать ее. Прецедентов в американской истории достаточно. Один из них — снижение абсолютных размеров государственного долга после окончания второй мировой войны. Еще более впечатляющий пример относится к 19 веку. Американский президент Эндрю Джексон, известный как ярый противник создания центрального банка в США, вошел в историю своей страны не только тем, что сумел закрыть существовавший в то время (30-е годы позапрошлого века) центральный банк. Другим его достижением было то, что он благодаря своим решительным мерам сумел не только снизить государственный долг США, но и довести его до нуля. Этот прецедент до сих пор не удалось повторить ни одному президенту Америки.

Да, это было в 19 веке, когда доллар не был международной валютой. А сейчас у них есть центральный банк, и чайной партии и Рону Полу надо сильно постараться чтобы стать новым Эндрю Джексоном и заодно действительно поставить крест на долларе как мировой валюте.
 
Ой, шли бы эти профессора и академики с прогнозами куда подальше.
Перестройку тоже прогнозировали доктора наук - один докторее другого. Ничего не сбылось. И всегда так. Если кто-то угадает, то случайно, в одном случае из десяти.
Страницы: 1
Ответить
Читают тему (гостей: 2)

Вход