Страницы: 1
Ответить

Истории про трейдинг

 
* * *
А теперь обещанная история про банк Barings. Я приберег ее под самый конец "трилогии об арбитраже" по двум причинам. Во-первых, история падения английского банка необыкновенно живописна, во-вторых, не было никакой возможности объяснить подлинный смысл событий людям, не посвященным в тонкости трейдерского искусства и арбитража. О деле Barings напечатана уйма статей во всех общественно-политических журналах и газетах. Им пугало телевидение. О нем писались монографии. При этом в 99 случаях из 100 абсолютно отсутствовало всякое понимание того, что произошло на самом деле.
До какой степени можно не понимать ситуацию видно из следующего пассажа: "Прежде чем обвалить Barings, Лисон (трейдер Barings. - С.Г.) купил десятки тысяч фьючерсных контрактов (установил длинную позицию) на индекс Nikkei 225, сделав ставку на то, что акции в Токио будут расти так, чтобы в середине марта цена, по которой он купил акции, оказалась ниже текущей рыночной, по которой он собирался их продать. Когда же рынок, напротив, пошел вниз, Лисон стал аккумулировать нереализованные убытки (book losses) вопреки ожидаемым прибылям. Тогда он принялся торговать опционами, чтобы компенсировать эти убытки". Поразительно, что подобную ахинею напечатали в серьезном экономическом издании "Living Marxism" (# 78, апрель 1995 года). Уж кому, как не марксистам, разбираться в экономике!
Такая же трактовка событий была предложена практически всеми изданиями. Из нее выходило, что Лисон был убогим "рулеточником", который попеременно ставил то на черное (фьючерсы), то на красное (опционы). Однако, если трейдер был таким дебилом, отчего Barings платил двадцативосьмилетнему Нику Лисону 200 тыс. фунтов в год и буквально накануне обвала выдал премиальные в размере одного миллиона? На самом деле Лисон, будучи менеджером сингапурского офиса Baring Futures, зарабатывал для банка огромные деньги. Под его руководством доходы Baring Futures увеличились за один только год (1992-1993) с одного миллиона фунтов почти до девяти. В первой половине 1994 года личный вклад Лисона составил 18 миллионов фунтов. Такой вот "рулеточник".
Тем не менее журналисты избрали именно Лисона в качестве козла отпущения и покатили на него все бочки: "Я очень удивлюсь, если узнаю, что мистер Лисон имел малейшее представление о природе контрактов и рынков, на которых он рисковал своей жизнью… Все банкиры, с которыми я разговаривал, заверили меня, что спекуляция деривативными финансовыми инструментами не поддается контролю", - так писал известный Джеймс Бьюкан (James Buchan) в "Independent on Sunday". Больше всего умиляют эти рассудительные "банкиры". И где он их только отыскал? Такое впечатление, что Barings сам изобрел деривативные финансовые инструменты. А ведь есть игроки и покрупнее, даже в самой Великобритании. Например, доход Barclays от деривативов в 1993 году составил 500 млн. фунтов из общей суммы в 664 миллиона, доход Midland - 585 миллионов из 844.
Хотя понятно, почему общественное мнение всячески выгораживало сам банк. Ведь Barings был не просто банком. Barings был одним из самых старинных торговых банков. Ему исполнилось 233 года. Когда-то банк участвовал в финансировании военных действий против Наполеона, приложил руку к покупке Луизианы. И вот за несколько дней какой-то двадцативосьмилетний Ник Лисон (Nick Leeson) разорил старика дотла. В феврале месяце Barings обвалился, поскольку не мог покрыть убытки в размере 1,4 млрд. долларов.
Когда Ник увидел, что натворил, то тут же сбежал из Сингапура. Взяли его 23 февраля во Франкфурте, откуда он собирался лететь в Лондон. Однако самому банку от этого не полегчало.
Так что же на самом деле натворил мальчик Ник?
Журналисты были правы в одном: Ник работал на японском рынке ценных бумаг. Никакими фьючерсами он не затоваривался, поскольку на тот момент реализовывал вполне конкретную опционную стратегию - продавал straddles. В отличие от strangles, о которых я рассказал в "Третьей пятнице", straddles предполагают одновременную покупку (или продажу) call- и put-опциона с одинаковым страйком. Итак, Ник продавал straddles. Он ставил на то, что рынок пребывал в застойном положении и двигался не вверх или вниз, а в сторону. Очевидно, что продажа straddles - просто идеальная стратегия в подобной ситуации.
Однако в какой-то момент японский рынок покатился вниз, что он очень любит делать на протяжении последних семи лет. Лучшее, что мог сделать Ник, это выкупить put-опционы, закрыть по ним короткую позицию и тем самым обезопасить себя от возможных потерь при дальнейшем движении рынка вниз. По крайней мере, этого должно было потребовать от трейдера его начальство. Начальство не потребовало, потому что Ник пользовался безграничным доверием и получил полный "зеленый свет" на все свои операции. В конечном итоге, отсутствие контроля и погубило Barings банк.
Как поступил Лисон? На мой взгляд, недопустимо рискованно, но при этом просто гениально. Он решил не трогать свои опционы и исправить ситуацию иначе. Ник принялся скупать в огромном объеме фьючерсы на индекс Nikkei 225. "При чем здесь фьючерсы?" - удивится читатель. А вот при чем. Массовая скупка фьючерсов привела к тому, что цена на них резко возрастала и премия обгоняла FV. Теперь понятно, что задумал проказник? Правильно. Как только премия превысила FV, в бой ринулись индексные арбитражеры, которых в Японии не меньше, чем в Америке. Что делали арбитражеры? Естественно, продавали дорогие фьючерсы и скупали дешевые акции! Причем в таких объемах, что цены на акции подлетали как ошпаренные. То есть рынок стал восстанавливаться. А вместе с ним и straddles банка Barings!
По-моему, изысканный, тонкий ход. Где же просчитался Ник Лисон? Он не оценил слабости японского рынка. Арбитражеры толкали рынок вверх, но как только арбитраж заканчивался, рынок снова полз вниз. Ник опять покупал фьючерсы, арбитражеры толкали рынок, рынок падал. И так день за днем. В какой-то момент трейдер Barings скупил столько фьючерсов17, что открытый интерес по этим контрактам достиг рекордной величины за всю историю Японии (а японцы торгуют не одно столетие!). Казалось, еще чуть-чуть и Ник изменит ход истории. Увы, чудес не бывает - у Barings кончились деньги!
Вот теперь ситуация стала просто аховой. Помимо огромного количества убыточных straddles, на счетах банка скопилось еще больше индексных фьючерсов. Хуже всего, что эти фьючерсы Ник Лисон покупал с большой премией, а поскольку рынок продолжал падать, то продать их можно было только себе в убыток. Короче, Barings приказал долго жить, а Лисона отправили в тюрьму.
Такая вот грустная история. В духе Фридриха Ницше и Федора Михайловича Достоевского (тоже большого игрока!). Ник Лисон попытался противопоставить себя рынку, но рынок оказался сильнее. И раздавил мальчика Ника вместе с его дедушкой-банком.
Мораль? Даже самые гениальные схемы не стоят того, чтобы ходить против ветра. Рынок всегда прав, и удачливый трейдер тот, кто плывет по течению.
 
Забыл сказать:

В последний день своего пребывания в офисе у Ника скопилось 61039 фьючерсных контрактов!
Страницы: 1
Ответить
Читают тему (гостей: 1)

Вход