Страницы: 1
Ответить

А Фёдор Михалыч не знал, что убивают не только старушек

 
Просматривая новости последних времён, не мог не заметить, что в городе сильно повысилась криминогенная обстановка. Городишко хоть и маленький, но "тихим" он никогда не слыл. То одного пристрелят, то другого ограбят, о нариках и гопоте я уже и не говорю. Оно даже привычно всё как-то стало, и никто особо этого не замечал. Но то, что происходит в последнее время, не замечать стало довольно трудно. Понятное дело, кризис и тяжёлое экономическое положение никогда не способствовали укрощению криминала. В трудное время каждый пытается выживать как может, а тот, кто не может никак - отбирает у других, которые ещё хоть как-то могут. Я этого, конечно же, не одобряю, но логически понять могу. То есть сократили человека с работы, а у него семья, дети, куча кредитов и долгов. Ну не может он с этим разобраться, вот и принимает решение по пути наименьшего сопротивления - к примеру, идёт и вставляет магазин. Это плохо, это нехорошо, но тут очевидна и причина, и мотивация, и результат, в принципе, прогнозируемый.

Но есть другие преступления, которые никак не завязаны на экономической почве, и объяснить которые психически здоровому человеку подчас бывает невозможно. У таких преступлений нет видимых причин, они выглядят тупо и непонятно, отчего кажутся людям ещё более страшными, поскольку человек всегда боится того, чего не понимает. И вот когда статистика указывает на рост этих других преступлений, тогда становится по-настоящему страшно, тогда начинаешь понимать насколько больное это общество.

Чуть больше месяца назад, а именно 26 декабря 2008 года, в соседнем подъезде моего дома произошло самое страшное из всех возможных преступлений - был убит ребёнок.

В 17:45 в школе №23 закончились занятия второй смены, и восьмилетняя Марийка шла после уроков домой. Дом находится буквально через двор от школы, идти не более 6-7 минут. Тем не менее, поскольку зимой в это время уже темно, а дворы ("спасибо" городской власти) освещаются очень хреново, учительница проводила девочку до самого подъезда. Но, несмотря на это, домой ребёнок так и не попал. Примерно в 19:00 жильцы обнаружили в лифте тело девочки. Как выяснилось, Марийка была изнасилована, а затем задушена.

Когда я вечером шёл ужинать, то, выйдя из подъезда, подумал, что в доме заложена бомба или что-то вроде того. Сложилось впечатление, что здесь собралась вся милиция города. Шесть или семь милицейских машин, микроавтобус с ОМОНом, две машины "Скорой помощи", и ещё какие-то специальные люди. На следующее утро мне стало известно, что подозреваемый в совершении этого ужасного преступления был сразу же задержан. Им оказался 34-летний житель того самого подъезда, где была убита девочка. Ранее этого человека уже привлекали к уголовной ответственности за попытку изнасилования. Отбыв срок заключения, он проживал сейчас вместе со своими верующими родителями, и, по словам соседей, сам тоже ударился в веру.

И вот тут начинается самое интересное, если так вообще можно выразиться. Но для того, чтобы было понятно неосведомлённым в тонкостях уголовного розыска гражданам, сделаю небольшое отступление.

Рядовому обывателю вряд ли известно о том, что большинство преступлений раскрывается по так называемым "горячим следам", то есть, практически сразу после свершения. Если преступление не раскрыто за сутки, то шансы того, что оно будет раскрыто вообще, крайне малы. Само следствие по делу может тянуться долго, но очертить круг подозреваемых и задержать наиболее вероятных из них - это по возможности делается сразу.

Кроме того, далеко не все знают, как проводится само расследование. Многие из нас представляют себе этот процесс, базируясь на знаниях, полученных из фильмов и телепередач. Но на самом деле всё немного по-другому. Расследование - это не сбор улик, опрос свидетелей и построение цепочек сложных умозаключений, как многие привыкли считать. Нет, это всё, конечно же, тоже присутствует, но роль ему отводится отнюдь не первоочередная. Всё это происходит на этапе следствия, то бишь, когда уже имеются подозреваемые, чью вину необходимо доказать. Первоочередная же задача в расследовании состоит именно в том, чтобы найти и задержать этих самых подозреваемых. И в этом деле на помощь приходит не дедуктивный метод Шерлока Холмса, а банальная статистика и база данных, которая имеется у следственных органов. Об этой части работы, правда, немного в другом контексте, упоминал известный всем персонаж Глеб Жеглов, говоря, что что-нибудь подобное где-нибудь когда-нибудь с кем-нибудь уже случалось, и наша задача - эти случаи отыскать.

У следственных органов есть такое правило - на каждого человека, попадающего в поле зрения (в смысле, под следствие), заводить отдельное дело. В этом деле очень подробно описываются абсолютно все нюансы и аспекты. Что, где, когда и при каких обстоятельствах он совершил, всё в мельчайших деталях. По какой статье прошёл, осуждён был или оправдан. Если отбывал наказание, то какое и где. Люди, признанные преступниками и "сидевшие", даже после окончания срока заключения остаются под наблюдением. В дело вносятся новые записи: когда вышел, где проживает, чем занимается. В общем, всё.

Из таких дел формируется база данных. Некоторые из них, по истечении определённого срока, или вследствие иных обстоятельств (например, смерти объекта), отправляются в архив. Основная же часть находится в постоянной разработке. Вот как раз работа с этой базой данных и есть основным моментом в расследовании преступления. А объекты, некогда проходившие по статьям - первоочередными подозреваемыми.

На примере это выглядит так. В милицию поступает заявление об изнасиловании. Берутся данные жертвы, выясняются все обстоятельства преступления, а затем начинается проверка, которую принято называть "отработкой материала". То есть, в базе данных поднимаются дела известных насильников, из которых отбираются подходящие по наибольшему количеству параметров. Какие из бывших преступников сейчас проживают в районе, где было совершено изнасилование; какие подходят по возрасту и прочие. Если жертва может указать какие-либо параметры нападавшего, то это резко сужает круг подозреваемых, поскольку в делах всё расписано очень подробно, как я уже говорил. Допустим, сыщики отобрали троих подходящих, теперь их задача - разобраться с каждым из этих троих в отдельности. Их, как правило, тут же находят и задерживают, и начинается допрос и следствие со всевозможными проверками.

Вот именно по такой схеме раскрываются преступления. Очевидно, что вся эта схема базируется исключительно на принципе рецидива, что явно указывает на её недостаточность, поскольку поиск новых, не попадавших ранее в поле зрения органов, преступников является весьма проблематичным. Недостатки такой работы можно ярко выразить с помощью следующего примера.

Если я выйду сейчас на улицу и сверну кому-нибудь шею, при этом, не обронив на месте преступления свой паспорт или не допустив какой-либо другой глупой ошибки, то меня с вероятностью в 99% никогда не найдут. Но это совсем не означает, что само преступление не будет раскрыто. Наоборот - преступление-то как раз таки, скорее всего, раскроют. Очень вероятно, что на районе найдётся какой-нибудь гопник, который ранее уже был замечен в подобных деяниях. И вот если окажется, что этот гопника в момент совершения преступления был неизвестно где, что тоже вполне вероятно, то отвечать вместо меня придётся ему, по всей строгости закона. И не отмажется - это факт.

Так вот, заканчивая своё отступление и возвращаясь к сути произошедшего, хочу отметить, что задержание 34-летнего подозреваемого, бывшего недо-насильника, а ныне - глубоко-верующего, вызвало у меня немало скептицизма. Тем более что доводы следствия по факту задержания выглядели, мягко говоря, не убедительными. Всё сводилось к уголовному прошлому задержанного, а также мотивировалось тем, что никто чужой в подъезд зайти не мог, поскольку там стоит домофон и кодовый замок. Кроме того, следователи сообщили, что погибшая девочка хорошо знала задержанного, и не побоялась бы с ним зайти в лифт, в отличие от кого-то чужого. Почему-то никому не пришло на ум, что чужой взрослый мужик мог бы легко затолкать в лифт 8-летнюю девочку, даже не смотря на то, что она сопротивлялась бы.

Тем не менее, подозреваемый есть, он задержан и доставлен в следственный изолятор. Как его там допрашивали мне не известно. Однако интересен другой факт - после допросов задержанный скоропостижно скончался прямо в СИЗО. Причину смерти чётко никто не назвал, сначала работники изолятора сообщали, что у подозреваемого случился сердечный приступ, в результате которого он и умер. Проведённая же потом медицинская экспертиза показала, что причиной смерти задержанного является обострение язвы желудка.

Я проконсультировался со знакомым врачом (правда, гинекологом), и он сообщил мне, что от подобных причин смерть у человека наступает крайне редко, а скоропостижной кончины быть не может в принципе. Язва желудка - это болезнь, которая прогрессирует годами, и даже десятилетиями. Периодически, в результате нарушения кислотного баланса или неких других причин, случаются её обострения, которые сопровождаются острой режущей болью, длительностью от нескольких минут до суток. Но, как правило, обычно боль проходит в течение 30-ти минут после приёма пищи или лекарственных препаратов. На мой вопрос, может ли в качестве "неких других" причин, вызвавших обострение, выступить сильный удар в область желудка, доктор ответил утвердительно. Но при этом подчеркнул, что в таком случае умер человек всё равно не от обострения, или же, его для этого надо было бить очень долго и вдумчиво. Но в таком случае, причина смерти - побои.

Тело погибшего мне увидеть не удалось, но его родственники, которые прибыли в морг, сообщают, что оно было сильно изувечено. Многочисленные гематомы и ушибы в области груди и живота, порезы и ожоги на лице (причём, ожоги выглядят так, как будто лицо жгли зажигалкой), порезы в области половых органов. Родные погибшего, шокированные увиденным, засняли всё это на камеру мобильного телефона. С этой записью они обратились в городскую прокуратуру, которая приняла заявление, и на данный момент, возбудила дело по факту избиения задержанного сотрудниками следственных органов.

Не берусь утверждать, был ли задержанный действительно причастен к изнасилованию и убийству 8-летней девочки. Так же не знаю, имело ли место его избиение в следственном изоляторе, хотя начальник СИЗО сообщил, что в изолятор подозреваемый попал без каких-либо травм и увечий. Может быть, его били на допросе, за пределами СИЗО - не знаю. Всё выше описанное - это только констатация известных фактов. Додумывать ничего не стану, поскольку не обладаю достаточной информацией.

Однако былой скептицизм по поводу работы следственных органов заиграл с новой силой после очередного события.

Месяц спустя после описанного преступления, 26 января 2009 года, в одной из квартир многоэтажного дома был обнаружен труп семилетней Юли. Погибшая училась в школе №2, и в день смерти, как обычно, возвращалась вместе с одноклассниками домой, где через некоторое время её нашли повешенной. Убив девочку, преступник вынес из квартиры деньги (около 600 гривен) и несколько золотых украшений.

По подозрению в совершении этого преступления, был задержан 32-летний гражданин, который незадолго до этого был замечен неподалёку от места преступления, где, выдавая себя за врача, приставал к 11-летней девочке. По показаниям девочки, он пытался её изнасиловать, но по каким-то причинам, не смог этого сделать и, оставив её, скрылся в неизвестном направлении. Задержанный был ранее судим по статье "развращение несовершеннолетних", за что отсидел четыре года в заключении. Как мы видим, пойман этот подозреваемый тем же способом, что и первый. Опять же не знаю, является ли он виновным, и как там продвигается следствие. Доподлинно известно только то, что он до сих пор жив, и находится в следственном изоляторе временного содержания. О причинах и подробностях преступления, равно как и о ходе следствия, органы не сообщают.

Настораживает только тот факт, что с момента задержания подозреваемого до сегодняшнего дня, в милицию продолжают поступать заявления о том, что к детям на улице пристаёт неизвестный, выдавая себя за врача. Новых жертв пока не было (очень надеюсь, что и не будет), но подобных заявлений с того момента собралось уже 12.

Правоохранительные органы города призывают родителей тщательнее следить за своими детьми. Усиленны наряды патрульно-постовой службы, несущие дежурство у школ и детских учреждений. В школах введены дополнительные меры безопасности - во время занятий никого постороннего в учебные корпуса не пропускают.

С прискорбием вынужден сообщить, что заявленные меры являются не более чем пустой болтовнёй городской власти. Проведя два дня у территории более десятка школ, не заметил ни у одной из них наряда ППС. Свободно перемещался как вокруг школ, так и непосредственно по самим школьным участкам. Нигде моё появление не обращало на себя какого-либо внимания со стороны взрослых. Я решил пойти дальше, и пробраться внутрь школьных корпусов. Представьте себе, мне это без труда удалось! В большинстве случаев, меня вообще не замечали вахтёры и охранники, я свободно ходил по коридорам и заглядывал в классы во время уроков. В некоторых школах меня всё же спрашивали, кто я и к кому пришёл, но получав в ответ какую-то бессмыслицу, вроде "Иванов. По делу." - сразу пропускали, даже не требуя документа. Не пустили только в одну из проверяемых мною школ. Бабушка-вахтёрша сказала, что не пустит, потому как нельзя, и всё тут.

Вот такие дела. Кто ещё сомневается в том, что до людей никому нет дела? Кто ещё не верит в то, что на вас всем абсолютно наплевать? Кто ещё питает какие-либо сказочные иллюзии по поводу хорошей жизни? Вот она, реальность. Серая и суровая.
Страницы: 1
Ответить
Читают тему (гостей: 1)

Вход